ПРАВО


ПРАВО
– совокупность правил поведения (норм), выражающих волю господствующего класса, установленных или санкционированных государственной властью, соблюдение и применение которых обеспечивается государственным принуждением в целях закрепления и развития общественных отношений, выгодных и угодных классу, осуществляющему государственное руководство обществом.

Отличие П. от других систем общественных норм (морали, религии, эстетики, обычаев или правил общежития, не имеющих юридического характера) заключается в первую очередь в том, что оно представляет собой совокупность норм, установленных либо санкционированных государственной властью. Как указывал Ленин, «право есть ничто без аппарата, способного принуждать к соблюдению норм права» (Соч., т. 25, стр. 442).

Марксистско-ленинское учение вскрыло классовую сущность П., его надстроечный характер, закономерности, определившие его возникновение, развитие и смену одних типов П. другими. Возникнув в результате появления частной собственности, классов, классовой борьбы и государства, как аппарата классового господства, П. представляет собой важную часть надстройки над базисом общества (экономическим строем общества на данном этапе его развития). Выражаемая в П. воля господствующего класса обусловлена в конечном счёте материальными условиями существования этого класса.

Разоблачая антинаучность буржуазных учений о П., маскирующих классовую сущность П. и выводящих последнее из отвлечённых идей, Маркс и Энгельс в «Манифесте Коммунистической партии» писали в адрес буржуазии: «ваше право есть лишь возведённая в закон воля вашего класса, воля, содержание которой определяется материальными условиями жизни вашего класса» (Манифест Коммунистической партии, 1952, стр. 51). В этих словах содержится ключ к уяснению сущности П., а именно то, что каждый из исторических типов П. может быть правильно понят во всей своей специфике лишь при условии учёта всех особенностей базиса соответствующего общества.

Марксистско-ленинскому пониманию П. одинаково чужды как «волюнтаризм» – буржуазное учение, рассматривающее выражаемую в П. волю как нечто самодовлеющее, ничем не связанное и не обусловленное, так и вульгарный экономический материализм, сводящий П. к пассивному отражению требований экономики.

В трудах Ленина и Сталина вопросы о соотношении П. и экономики получили своё дальнейшее развитие. Важное значение для уяснения роли П. как части надстройки имеют труды И. В. Сталина «Марксизм и вопросы языкознания» и «Экономические проблемы социализма в СССР».

П., как и надстройка в целом, не только отражает базис. Оно не пассивно, не нейтрально, не может безразлично относиться к судьбе своего базиса, к судьбе классов, к-характеру строя. П., как и надстройка в целом, возникнув, становится величайшей активной силой, содействующей своему базису оформиться и укрепиться, принимает все меры к тому, чтобы помочь новому строю ликвидировать старый базис и старые классы.

Характер активного воздействия П. на базис, а через него на производство не всегда одинаков. Он зависит от того, что представляет собой базис, а соответственно и тот класс, воля которого находит своё выражение в П.

В тех случаях, когда П. обслуживает, закрепляет и охраняет базис, изживший себя, превратившийся в тормоз для развития производительных сил, оно приносит огромный вред экономическому развитию, может надолго задержать его и причинить этим лишения и бедствия обществу. Убедительным доказательством этого может служить современное буржуазное П., вместе со всей буржуазной надстройкой искусственно задерживающее крушение капиталистического базиса. Но в конечном счёте П., задерживающее развитие общества, всегда сметается социальной революцией вместе с соответствующим государством. Так было с системами П. в рабовладельческом обществе и с феодальными системами П., сметёнными в ходе социальных революций. Так было с буржуазно-помещичьим П. царской России, ликвидированным в результате победы Великой Октябрьской социалистической революции. То же произошло в народно-демократических государствах Европы и Азии, отпавших от системы империализма.

При определённых условиях сила обратного воздействия П. на экономику может гигантски возрастать. Опыт нашей страны и стран народной демократии показывает эту огромную силу воздействия П. на экономику в условиях, когда государственное руководство обществом принадлежит рабочему классу, являющемуся всегда знаменосцем использования открытых экономических законов в интересах общества, когда имеется в лице союза рабочего класса и крестьянства та общественная сила, которая способна преодолеть сопротивление отживающих сил общества. К П. полностью относится классическая формулировка И. В. Сталина, данная в труде «О диалектическом и историческом материализме», об организующей, мобилизующей и преобразующей роли новых общественных идей и теорий, новых политических учреждений, возникших на базе новых задач, поставленных развитием материальной жизни. Когда в П. находят своё отражение эти новые передовые теории, идеи, взгляды, П., как об этом свидетельствует опыт социалистического П. в СССР, становится огромной прогрессивной силой, творчески воздействующей на материальную жизнь общества. Но как бы ни было велико обратное воздействие П. на экономику, П. не может быть выше экономического строя и обусловленного им культурного развития общества.

Выполняя свою служебную роль в отношении базиса общества, П. активно способствует осуществлению требований основного экономического закона, действующего в этом обществе, равно как и других характерных для данного способа производства экономических законов.

Экономические законы имеют объективный характер, отражают объективные процессы в экономической жизни общества, не зависят от воли людей. Их нельзя смешивать с законами, устанавливаемыми государством в лице соответствующих органов и имеющих лишь юридическую силу. Экономические законы, действующие в данном обществе, и прежде всего основной экономический закон, находят самое полное отражение в П., как и во всей надстройке в целом. Так, в П. империалистических государств находит самое широкое отражение основной экономический закон современного капитализма. П. этих государств, выражая волю буржуазии, является одним из важнейших орудий в деле обеспечения максимальных капиталистических прибылей монополистическим объединениям, способствуя усилению эксплуатации, разорению и обнищанию большинства населения данной страны, закабалению и систематическому ограблению народов других стран. Социалистическое П. отражает основной экономический закон социализма. Оно способствует обеспечению максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей советских граждан.

Не всякий базис обусловливает возникновение и существование в системе общественной надстройки такой её составной части, как П. Первобытно-общинный строй не знал П. Поведение людей регулировалось там обычаями (см.), выражавшими волю всех членов рода и племени и не нуждавшимися для обеспечения их применения в особом аппарате принуждения. Не будет П. и при полном коммунизме, т. е. на той высшей стадии развития общества, когда полностью отпадут причины, обусловливающие появление и существование П. в течение тысячелетий. Таким образом, П. вовсе не представляет собой, как уверяют буржуазные теоретики, вечного явления, без которого немыслимо существование общества! П. возникло лишь на определённой ступени развития человеческого общества, будучи вызвано исторически теми же причинами, которые обусловили и возникновение государства – появлением частной собственности, классового деления общества и классовой борьбы. Так же как и государство, право отомрёт, когда с полной повсеместной победой коммунизма люди будут всюду работать. на общество без всяких норм права, без государственного контроля и принуждения.

Истории известно 4 исторических типа П., каждый из которых соответствует определённому базису и обусловленному данным базисом типу государства. Этими историческими типами П. являются: 1) рабовладельческое право (см.); 2) феодальное право (см.); 3) буржуазное право (см.) и 4) социалистическое право (см.). Первые 3 типа П., при всей специфике каждого из них, имеют ту сближающую и объединяющую их черту, что все они являются различными ступенями в развитии эксплуататорского П., будучи формами закрепления эксплуатации человека человеком. Так, рабовладельческое П. представляло собой выражение золи рабовладельческого класса; феодальное П. выражало волю помещиков-феодалов; буржуазное П. является выражением воли класса капиталистов.

Все эти типы эксплуататорского П. являются не чем иным, как орудиями закрепления эксплуатации большинства меньшинством. «При рабстве „закон" разрешал рабовладельцам убивать рабов. При крепостных порядках „закон" разрешал крепостникам „только" продавать крепостных... При капиталистических порядках „закон" разрешает „только" обрекать трудящихся на безработицу и обнищание, на разорение и голодную смерть» (Сталин И. В., Соч., т. 13, стр. 240).

Лишь социалистическое П. – этот новый, высший и последний исторический тип П., принципиально отличный от всех эксплуататорских типов П., – является возведённой в закон волей трудящихся масс, волей большинства, орудием полного уничтожения эксплуатации человека человеком. Социалистическое П. активно, творчески содействует построению коммунистического общества, в котором (в условиях ликвидации капиталистического окружения) не будет надобности в П., как и в государстве, в силу полного устранения всех остатков классового деления и осуществления принципа: «от каждого по его способности, каждому – по его потребностям».

Советское П., установившееся в результате победы Великой Октябрьской социалистической революции, представляет собой первое в мире социалистическое право (см.). Социалистического типа является и П. европейских стран народной демократии, использующих в осуществлении задач построения фундамента социализма опыт Советского государства и П.

Различие между советским П. и П. европейских стран народной демократии обусловлено гл. обр. тем, что советское П. есть П. уже построенного социалистического общества, успешно продвигающегося к коммунизму, в то время как П. европейских стран народной демократии есть П. общества, строящего фундамент социализма.

Маркс и Энгельс заложили основы единственной подлинно научной теории П., раскрыв происхождение, сущность и роль П. в жизни общества, разоблачив антинаучность и назначение добуржуазных и буржуазных учений о П., как идеологических средств эксплуататорских классов. Ленин и Сталин подняли марксистское учение о П. на новую, высшую ступень путём глубокого изучения и обобщения не известного Марксу и Энгельсу опыта эпохи империализма и пролетарских революций, опыта существования советского социалистического государства и П.

В условиях современного общего кризиса капитализма, отражающегося в кризисе буржуазной теоретической мысли, с особенной ясностью выступает антинаучность всех без исключения буржуазных учений о П. Современные буржуазные учения о П., отражая поворот империалистической буржуазии от собственной фальшивой ft урезанной демократии к реакции и к ломке буржуазной законности, ставшей стеснительной для буржуазии, выполняют сугубо реакционную роль, теоретически «обосновывая» этот поворот к реакции. Банкротство буржуазной теоретической мысли находит своё яркое проявление в откровенных признаниях современных буржуазных юристов о невозможности дать ответ на коренные вопросы П., в обращении их к средневековым схоластическим учениям богословов вроде Фомы-Аквинского, в проповеди мистицизма, иррационализма, безудержного релятивизма. Многочисленные школки, течения, направления в современной буржуазной правовой псевдонауке (см. Католическое учение о государстве и праве, Нормативистская школа права, Психологическая школа права, Социологическая школа права, Расистские учения о государстве и праве, Реалистическая школа права) отражают идейный разброд буржуазии. Но как бы ни были различны эти школки и направления, их объединяет общность цели – попытка оправдать обречённый историей буржуазный строй и общая для всех этих учений антинаучность, порочные методологические исходные позиции.


Юридический словарь. — М.: Госюриздат. . 1953.

Синонимы:

Антонимы: